Вы здесь

Комиссии в блокчейне: три предложения по улучшению схемы сборов

Когда Сатоши Накамото создавал протокол Биткоина, у него возникла идея включить понятие транзакционных сборов. Эти сборы стимулировали майнеров добавлять транзакции в блоки. Но изначально Биткоин не имел, в некотором смысле, рынка сборов.

Комиссии в блокчейне: три предложения по улучшению схемы сборов
0_0fTbxAoCdTrMuI08.png

Большая часть транзакций с биткоином на раннем этапе была полностью бесплатной вплоть до 2013 года (отмечено синим на приведенном выше графике). Разработчики кошельков в конечном итоге жестко запрограммировали небольшие фиксированные суммы сборов в свои программные компоненты (клиенты), которые считались пожертвованиями майнерам. Сначала эти сборы дефолтировали до 0,1 BTC, но они снижались по мере роста цены биткоина.

К концу 2014 первые биткоин-блоки фактически заполнились до предела. 2015 стал свидетелем длинных цепочек полных блоков, а к 2016 году блокчейн стал постоянно работать на более или менее полной мощности.

0_P35GbcKhrNFZRFM1.png

Только после того, как блоки были заполнены, они действительно начали функционировать как рынок сборов. Программисты разработали механизмы динамической оценки сборов, которые на основе проверки данных мемпула прогнозировали оптимальный размер сборов для оплаты в определенный момент времени. Транзакционные сборы иногда резко возрастали из-за торговых войн за ограниченное пространство блока.

И вот мы подошли к сегодняшнему дню. Биткоин-сборы снова приближаются к 3 долларам за транзакцию, а сборы в блокчейне Эфириум растут по мере того, как использование газа приближается к рекордному максимуму.

Сатоши предвидел важность комиссионных сборов. Но сейчас мы знаем гораздо больше о том, как функционируют платные рынки в условиях конкуренции. Рынок сборов Сатоши сломан в своей основе, и пришло время исследовать другие рыночные схемы.

В этом посте я объясняю, почему аукцион первой цены для блок-пространства, который используется почти во всех криптовалютах, в конечном итоге плох для пользователей. Затем я обрисую в общих чертах 3 наиболее интересных предложения по альтернативным моделям оплаты.

Первая модель – это модель «без сборов», используемая EOS и Tron, которая, как я утверждаю, не работает так хорошо, как кажется. Вторая модель, предложенная Виталиком и которая вскоре будет принята в хардфорке Эфириума, представляет собой новую фиксированную плату за блок, которая сжигается вместо того, чтобы выплачиваться майнерам. Третья модель – это более радикальное предложение со стороны исследователей Корнелла, в котором они адаптируют многоэлементный аукцион второй цены к настройкам блокчейна.

Моя цель – объяснить все эти проекты максимально простым языком.

Здесь нужно многое обсудить. Но прежде чем мы «заглянем по ту сторону забора», мы должны сначала убедиться, что понимаем, почему он здесь стоит.

Зачем нам вообще нужен рынок сборов?

Транзакционные сборы вызывают раздражение, они дороги и усложняют UX. Почему мы не можем просто заставить майнеров добавлять транзакции бесплатно? В конце концов, Интернет бесплатный, и рутеры ничего не взимают за маршрутизацию пакетов. Почему блокчейн не может быть таким?

Но Интернет сам по себе не бесплатный. Такое ощущение складывается исключительно из-за степени его масштабированности. Но на самом деле вы платите за каждый отправленный пакет.

Что касается Интернета, то вы оптом приобретаете эти пакеты заранее через план трафика у вашего провайдера или поставщика. Такого рода планы еще не существуют для блокчейнов, во многом потому, что спрос настолько волатилен, что было бы технически неосуществимо гарантировать такой план. Возможно, когда-нибудь мы увидим похожие планы для использования блокчейна.

Но настройки блокчейна имеют дополнительные ограничения: альтернативные издержки. Если вы не дадите майнеру экономический стимул включать ваши транзакции в блок, они не будут этого делать. А все потому, что обработка транзакций требует времени и вычислений, что выводит майнера в минус. Кроме того, более крупный блок требует больше времени для передачи, что увеличивает вероятность того, что он станет «осиротевшим» блоком. Пустой блок в сети Биткоин сегодня стоит около 100K долларов в пересчете на чистые вознаграждения за блок, в то время как пустой блок в сети Эфириум составляет около $600. Это было бы значительной потерей для любого майнера. Пока транзакционные сборы незначительны в относительном выражении, майнеры с удовольствием добывают пустой блок с 0 транзакциями в нем.

0_Hux4vLs9UIHULR63.png

(На практике большинство этих пустых блоков возникают по той причине, что они добываются почти сразу после получения самого свежего блока до того момента, когда можно будет подготовить шаблон блока с уникальными транзакциями.)
Кроме того, любое новое состояние, создаваемое вашими транзакциями, должно быть навсегда сохранено в блокчейне. Это постоянная затратная часть, которую вы накладываете на каждый узел в системе. Так почему вы должны делать это бесплатно?

Вы можете возразить: но как насчет защиты целостности криптовалюты как общественного блага? Разве майнеры не захотят следовать предписанию Сатоши:

Для него должно быть выгоднее играть по правилам [ ... ], чем подрывать систему и ценность своего собственного благосостояния.

Ну, нет, не совсем. В личных интересах любого майнера быть эгоистичным и игнорировать транзакции с низкой комиссией. Это во многом объясняет то, почему до сих пор 1 из каждых 6 блоков в сети Биткоин остается полностью пустым.

Ладно. Нам нужно компенсировать майнерам расходы, чтобы те добавляли в блок транзакции. Почему бы просто не привязать фиксированную плату к каждой транзакции (или, скорее, фиксированную плату за байт/газ)? Возможно, это упростило бы ситуацию, и мы смогли бы избежать скачков в размере этих транзакционных сборов.

Но вот в чем проблема: на основе чего майнер расставляет приоритеты среди транзакций, являющихся потенциальными кандидатами на попадание в блок? Если транзакций-кандидатов больше, чем слотов в блоке, каким образом мы решаем, что куда идет? Вам можем показаться, что эгалитарный подход идеален: ко всем относятся одинаково, а майнеры включают транзакции в блоки на основе первой очереди.

При такой схеме возникает ряд проблем, но самая критичная из них заключается в следующем: как мы можем сделать исключения для действительно более приоритетных транзакций? Например, я могу лениво консолидировать некоторые из моих кошельков, в то время как вы отчаянно пытаетесь пополнить сумму по вашей залоговой позиции (CDP) в системе Maker, которая вот-вот будет ликвидирована. Мне все равно, когда моя транзакция пройдет, но вам срочно нужно попасть в этот блок. Механизм фиксированной комиссии не может сделать исключения для высокоприоритетных транзакций.

В идеале мы бы хотели знать, кому на самом деле больше всех нужно место в блоке прямо сейчас, чтобы затем отдать его этому человеку.

Оказывается, именно рынки являются решением этой проблемы. Рынки отлично умеют распределять дефицитный ресурс для его наиболее продуктивного / прибыльного использования. И лучшим показателем наиболее продуктивного использования пространства блока является готовность того или иного пользователя заплатить за него наибольшую сумму, поскольку это означает, что такой пользователь ожидает получить профит, который перекроет эти комиссионные издержки.
В экономике эта концепция известна как эффективность распределения — в основном, распределение ресурсов среди тех, кто будет наилучшим образом их использовать.

Но рынки - это только начало. Какой рынок нам нужен? Для этого мы должны изучить обширное поле схем аукционов.

Схема аукциона

Почти все рынки блокчейн-сборов являются аукционами первой цены. На аукционе первой цены все участники торгов подают запечатанные заявки, и выигрывает участник, предложивший самую высокую цену. Это по сути самый понятный способ разработать аукцион с закрытой ставкой. Конечно, сборы в блокчейне технически не запечатаны (т.е. не являются закрытыми), и их часто можно обновлять с помощью механизмов RBF или CPFP, но в основном они остаются аукционом первой цены.

0_dd2sKG8uC0PBoUOG.png

Поскольку каждый блок, который продается с аукциона, имеет несколько слотов в своем блочном пространстве, это явление известно как многоэлементный аукцион. Первый слот в блоке идет по самой высокой цене, второй слот - по второй самой высокой цене, и так далее. Эфириум несколько сложнее, потому что «слоты» могут влиять друг на друга, например, в арбитраже DEX.

Но, несмотря на их повсеместность, аукционы первой цены среди широкой аудитории считаются одним из худших видов аукционов. Довольно просто понять, почему.

Во-первых, аукционы первой цены заставляют участников торгов быть стратегами. Другими словами, вы должны предугадать, что будут делать другие участники торгов, прежде чем сделать ставку. Что делать, если все остальные ставки очень низкие? Вы не хотите предлагать более высокую цену, даже если предмет торгов имеет большую для вас ценность. Но если вы предложите слишком маленькую цену, вы можете слететь с торгов. Каждый пытается обыграть систему, а это значит, что иногда участник торгов с наиболее продуктивным использованием актива может случайно предложить слишком маленькую цену, и аукцион выиграет кто-то другой. Это вредит эффективности распределения.

Поскольку участники торгов применяют сложные стратегии (часто встроенные в механизмы оценки сборов в блокчейне), они, как правило, не точно оценивают рыночные условия, что обычно приводит к совокупной переплате (получаемой аукционистом, в данном случае – майнером). Вы можете увидеть это на примере событий в конце 2017, когда плохо разработанные оценки сборов способствовали повышению средних сборов в сети Биткоин до более $20 за транзакцию.

Наконец, механизм аукциона первой цены приводит к длительным перегрузкам, даже после того, как первоначальный ажиотаж среди участников торгов прошел. В конце концов, если механизмы оценки сборов всех остальных участников по какой-то причине предлагают завышенную цену и даже если вы знаете, что эта цена завышена, у вас нет вариантов, кроме как переплачивать, если вы хотите, чтобы ваша транзакция попала в блок. Это приводит к завышению размера сборов больше необходимого.

Оценщики гонораров (ии другими словами – сборов) вообще привередливы. Большинство оценок, каким должен быть размер вознаграждения,- это своего рода экспоненциальная скользящая средняя (EMA), например, в Bitcoin Core. Но эти виды оценок сборов часто являются манипуляциями со стороны майнеров: они могут самостоятельно поднять EMA, исключив транзакции с более низкой стоимостью или забив свои блоки фейковыми транзакциями с высокой комиссией. Кроме того, различные алгоритмы оценки сборов часто взаимодействуют друг с другом непредсказуемым образом, что может привести к колебаниям оценок сборов. Большинство опытных пользователей в конечном итоге тренируют собственную интуицию, чтобы предложить наилучшую цену.

А еще есть реальный UX по оплате сборов. В сети Биткоин это не так критично, так как это просто налог на каждую отправку биткоинов. Но на смарт-контрактной платформе, такой как Эфириум, если пользователь приобретает NFT или какой-нибудь Dai, внезапно им также нужно приобрести ETH для оплаты сборов. И тут «волшебный момент» криптовалюты прерывает Метамаск, что заставляет вас идти на биржу Coinbase, чтобы купить ETH.

Все видят один и тот же набор проблем. Можно ли «починить» механизм оплаты сборов в блокчейне? В этом вопросе меньше единогласия. Но вот три самых интересных предложения от команд, пытающихся изменить схему оплаты сборов в блокчейне.

Предложение #1: Модель EOS «без комиссии»

Одно радикально новое изобретение в системе оплаты в блокчейне было сделано Дэном Лаример, впервые реализованное в Steem, а теперь в EOS (позже заимствованное Tron).

0_lRba1rNvkLkaGa3X.png

Дэн Лаример знал по себе, как неприятно иметь дело с постоянно меняющимися комиссиями. Он представил себе систему, в которой вместо торгов за пространство в блоках пользователи будут иметь право на часть пропускной способности системы. В конце концов, блокчейны должны быть общественным благом, предназначенным для обслуживания нужд пользователей.

Поскольку EOS – это система DPOS, она не является алгоритмом, не требующим разрешений, как, например, протокол «доказательство работы» (PoW). Для того, чтобы стать производителем блоков, нужно, чтобы за вас проголосовало достаточное количество держателей монет. Таким образом, EOS не нужно беспокоиться о производителях блоков, не включающих транзакции в блок: если производитель блоков создает пустышки, он, скорее всего, будет изгнан голосованием держателями монет. Существует, однако, небольшой риск создания «сиротских» блоков, поскольку консенсус DPOS в EOS работает по принципу кругового цикла (алгоритм распределения нагрузки распределённой вычислительной системы методом перебора и упорядочения её элементов по круговому циклу), через который проходит каждый производитель блоков и где каждому выпадает их очередь на выполнение какой бы то ни было работы, в которой они нуждаются. Это дает возможность EOS последовательно проверить поведения производителей блоков.

Но даже при этом остается фундаментальная проблема: учитывая конечную природу пространства блоков, как мы должны распределять его между конкурирующими транзакциями?

EOS занимает смелую позицию, полностью отменяя транзакционные сборы. Ура! Но если блокчейн перегружен, нам все равно нужен способ решить, кто попадет в блокчейн.

Здесь EOS использует обманчиво простую эвристику: пользователи блокируют свои токены EOS, а количество токенов, которые они заблокировали, дает им пропорциональное право блокировать пространство. Держатели долей также могут свободно делегировать свои избыточные ресурсы другим. Это позволяет разработчику Dapp покупать много EOS, делать ставку и делегировать эту ставку своим пользователям, позволяя им взаимодействовать с Dapp бесплатно.

(Примечание: Я пытаюсь в данном случае максимально упростить понимание процесса. EOS на самом деле имеет три вычислительных ресурса, а именно: «оперативная память» (RAM), «пропускная способность» (bandwith) и «процессор» (CPU), в отличие от Эфириум, который измеряет все потребление ресурсов как «газ». Оперативка, которая относится к хранению, способствовала более высокому спросу и спекуляции. Это привело к тому, что команда EOS исправила RAM после запуска, так что теперь она распределяется в соответствии с рыночным механизмом на основе Bancor (протокол Bancor –это новый протокол, который преобразует токены на основе так называемых умных контрактов; Bancor позволяет преобразовать любой токен в другой). «CPU» и «bandwidth» по-прежнему распределятся на основе заблокированных токенов EOS. Для простоты я буду рассматривать модель EOS как конкретно относящуюся к тому, как распределяются «CPU» и «bandwidth», поскольку RAM больше не является эффективно свободной в EOS.)

Итак, что мы должны получить от «свободной от комиссий» схемы EOS?

Во-первых, у нее масса плюсов. Когда система не работает на полную мощность, транзакции действительно бесплатны, и нам не нужно беспокоиться о том, что производители блоков могут отказаться включать транзакции. Когда система недогружена (как это было с EOS и Tron с момента их создания), она работает гладко. Это действительно очень просто и понятно.

Но здесь также есть много минусов.

Традиционные аукционы первой цены пытаются эффективно распределить ресурсы, говоря: мы посмотрим, кто готов заплатить больше всего за пространство этого блока. EOS вместо этого говорит: мы посмотрим, кто сделал самую большую ставку EOS на данный момент, и этот человек получит пространство этого блока.

Это странно.

Прежде всего, вполне вероятно, что крупнейшими держателями EOS станут сами члены команды Block.one, крупные производители блоков, поставщики кастодиальных услуг, биржи и киты. Но они вряд ли сделают большую часть транзакций. Конечно, обычные пользователи могут получить свободное пространство блока через делегирование посредством взаимодействия с таким крупным держателем EOS. Но теперь мы надеемся, что это случайное распределение ресурсов (свободные транзакции, спонсируемые богатыми разработчиками Dapp) каким-то образом приблизится к эффективности распределения.

Что делать, если вы не хотите использовать приложение, спонсируемое крупным держателем EOS? В Эфириум вам нужно будет потратить небольшую сумму валюты, чтобы заплатить комиссию за транзакцию. В EOS вам нужно будет купить и заблокировать некоторое количество токенов EOS, что, по сути, заставляет вас перейти на основную валюту за право совершать транзакции. Это действительно странное ограничение. Конечно, если вам не нужна такая затяжная процедура, вы всегда можете выстроить хеджирование относительно цены EOS. Но тогда вы все еще платите «комиссию за транзакцию», но теперь человеку, который предложил вам хеджирование.

EOS поддерживает эту модель, потому что она, по утверждению, эффективно устраняет рынки сборов. Но в балансе я не думаю, что нам следует ожидать, что рынки сборов исчезнут благодаря этой схеме.

Как только блоки будут полностью загружены и блочное пространство будет в дефиците, у держателей больших долей EOS будут оставаться неиспользованными права на блокировку пространства. В таком случае, вместо того, чтобы впустую тратить свое право на ценный ресурс, почему бы им просто не выставить его на аукцион по самой высокой цене?

Это возвращает нас к тому, с чего мы начали. Везде, где есть спрос на дефицитный ресурс, возникают рынки. Они являются неотъемлемой чертой сложной природы экономики. Таким образом , поскольку распределение прав на блок-пространство отличается от спроса на блок-пространство, в конечном итоге возникнет рынок, чтобы исправить это расхождение.

Таким образом, несмотря на то, что этот тип схемы на первый взгляд звучит хорошо, то на практике это выглядит как плохое решение. Транзакции практически бесплатные во всех блокчейнах, когда предложение (блоковое пространство) постоянно превышает спрос. Но попытка принудительно сделать транзакции бесплатными неизбежно приведет к возрождению рынков там, где они были задавлены.

Предложение #2: Новый рынок комиссий Эфириума, EIP-1559

Второе предложение, которое мы рассмотрим, было представлено Виталиком Бутериным, которое впервые было полностью сформулировано в позиционном документе в августе 2018 года на ethresear.ch. Это предложение будет рассмотрено в предстоящем Стамбульском хардфорке, поэтому, скорее всего, это станет схемой, по которой сборы в Эфириуме будут взиматься в будущем. До сих пор рынок сборов в Эфириуме был таким же, как и в сети Биткоин.

Виталик подходит к этой проблеме с другой философией дизайна. Он не начинает с чистого листа, пытаясь найти теоретически наиболее оптимальную схему. Вместо этого, он пытается внести максимально совместимое и наименее разрушительное для протокола изменение, которое улучшит рынок сборов. Это приводит его к появлению EIP-1559.

Вы можете подумать, что за EIP-1559 кроется глобальная идея: что оценка размера комиссии перешла непосредственно в протокол, а не отдается на откуп оценщикам сборов. Учитывая, что вся информация о транзакциях, блоках и сборах является полностью внутрипротокольной, почему это не может быть сделано в самом блокчейне?

Именно это и пытается реализовать EIP-1559. Согласно этому предложению, вводится фиксированная плата за блок, которая выплачивается с каждой транзакции. Эта фиксированная плата растет или падает в зависимости от того, насколько заполнен предыдущий блок, ориентируясь на среднее использование блока в 50%. Когда предыдущий блок заполнен более чем на 50%, фиксированная плата пропорционально растет (ограничение +12,5% за блок), а когда она ниже 50%, сборы снижаются. В некотором смысле это синхронизирует всех по одной и той же внутрипротокольной оценке платы.

0_GgEIqp44rx4lrXHC.png

Другая особенность EIP-1559 заключается в том, что эти фиксированные комиссии фактически не выплачиваются майнерам.
Вместо этого они сгорают. Это имеет два важных последствия: во-первых, майнерам сложнее манипулировать этим механизмом, поскольку они не могут просто напихивать свои собственные транзакции в блок без сжигания сборов. Во-вторых, поскольку это сжигание должно осуществляться в эфире, это укрепляет ETH как единственный способ оплаты за использование Эфириума, предотвращая экономическую абстракцию. Теперь вместо того, чтобы сборы были передачей ценности от пользователей к майнерам, это передача ценности от пользователей ко всем держателям ETH через более низкую инфляцию.

Пока все хорошо. За исключением одной последней проблемы: если сборы просто сжигаются, то у майнера нет стимула фактически включать транзакции в блок! Таким образом, последний компонент этой схемы заключается в том, что каждая транзакция имеет небольшие «чаевые», которые пользователи добавляют к своим транзакциям, чтобы стимулировать майнеров. Здесь все еще будет иметь место небольшое количество торгов по первой цене среди предложений чаевых, но диапазон этого аукциона должен быть небольшим, если предположить, что механизм корректировки размера комиссии работает правильно.

Это должно сделать оценку комиссии довольно простой: вы должны иметь возможность просто сжечь текущую фиксированную плату, а также добавить небольшие чаевые (чтобы компенсировать майнеру вычислительную стоимость + риск получения сиротского, или другими словами пустого блока).

Конечно, если произойдет внезапная перегрузка (например, во время ICO), алгоритм корректировки платы не сможет адаптироваться вовремя. В этом случае рынок вернется к аукциону первой цены, где каждый участник торгов конкурирует с наибольшими чаевыми. Но это не хуже, чем статус-кво. Виталик также предполагает, что эти фиксированные сборы вряд ли будут особенно волатильными при деноминации в эфире, потому что спрос на транзакции и цена эфира, как правило, сильно коррелируют на практике.

Это изменение также может быть сопряжено с удвоением предела газа (от ~8M к ~16M), за счет чего система сможет эффектно таргетировать использование 50% при текущем размере блока.

Одним из последствий использования EIP-1559 является более простая оценка комиссии. Если нет внезапного перегруза, оценщики комиссии должны просто сделать ставку current_fee + ε. В идеале это убирает механизм аукциона первой цены из сборов в блокчейне и устраняет стратегические торги. Претенденту нужно только спросить себя: «стоит ли current_fee того, чтобы мне попасть в блокчейн?». Если нет, то не стоит сейчас участвовать в торгах.

В целом, в EIP-1559 описан крайне практичный переход от простого аукциона первой цены, который исторически использовали блокчейны. Это не амбициозная смена режима. Но с инженерной точки зрения, это простое и минимально разрушительное улучшение, которое, вероятно, будет реализовано в Эфириуме в этом году.

Предложение #3: многоэлементные аукционы второй цены

Читая все это, вы могли бы подумать: наверняка где-то есть какой-то непонятный академический отдел, который изучает аукционы и знает умный механизм, который решает все эти проблемы. Вы были бы почти правы. Теория аукционов – это отрасль прикладной экономики и теории игр, которая изучает схемы аукционов, как минимум, с 60-х годов. К сожалению, ее нельзя перевести на язык криптовалют. Это отсылает нас к работе Сумья Басу, Дэвида Исли, Морин О'Хара и Эмина Гюна Сирера: к функциональному рынку сборов криптовалют.

Начнем с истории.

Возможно, жемчужиной аукционной теории является аукцион Викри, за который Уильям Викри получил Нобелевскую премию в 1996 году. Этот тип аукциона более известен как аукцион второй цены.

В основе аукциона второй цены лежит простая идея. Как и на аукционе первой цены, все ставки являются секретными, и выигрывает тот, кто предложит самую высокую цену. Но победитель не платит то, за что идут торги; вместо этого он платит то, что предлагает участник со второй самой высокой ценой (иногда + 1 цент).

0_7VuvE2HyExXnstFx.png

Это небольшое изменение в схеме, оказывается, меняет все.

Аукцион второй цены взаимостимулирующий (это означает, что участвующие во взаимодействии стороны имеют такие стимулы, которые заставят их действовать в интересах друг друга и воздерживаться отоппортунистического
поведения). Это означает, что в отличие от аукциона первой цены, на аукционе второй цены нет необходимости быть стратегом. Вместо этого, вы должны просто быть «правдивым» и предлагать то, сколько этот предмет стоит для вас. В конце концов, вы не несете никаких рисков, если ваша ставка окажется слишком высокой: если вы выиграете, то сколько бы вы ни переплатили, вам будет возвращена эта сумма. Таким образом, вам не нужно угадывать, сколько предложат другие, или пытаться перехитрить систему.

Именно поэтому мы можем ожидать, что каждая сторона будет предлагать ту цену, которую она считают реальной стоимостью актива. Говоря языком теории игр, «правдивые» торги являются доминирующей стратегией на аукционе второй цены.

Поскольку аукцион второй цены препятствует стратегическим торгам, это также означает, что аукцион создает эффективность распределения: поскольку все просто предлагают свою цену, участник торгов с самым большим предложением в среднем будет участником с самой высокой стоимостью актива. Нет когнитивного давления на участников торгов, нет странных игр в оценке сборов и нет системной переплаты.

Эта схема проста, элегантна и мощна. Вот почему она была принята во многих контекстах в качестве золотого стандарта для дизайна аукционов, от eBay до рекламных рынков Google и Facebook.

Тем не менее, аукционы второй цены не совсем работают для блокчейнов.

Во-первых, блокчейны не продают с аукциона ни одного предмета: они фактически являются многоэлементным аукционом. Чтобы приспособиться к этому, вам нужно использовать многоэлементный аукцион второй цены. В этом варианте все претенденты на блок-пространство подают заявки, и каждый платит самую НИЗКУЮ ставку, которая была принята в блок.

Например, скажем, есть только 3 слота в блоке, но было 5 ставок: <$10, $8, $6, $5, $3>. В этом случае включаются только <$10, $8, $6>, но каждый из них платит самую маленькую принятую ставку, поэтому плата за окончательный блок [$6, $6, $6].

В этом примере участнику торгов, предложившему $10, не нужно гадать, как поведет себя сеть. Ему просто нужно решить: «максимум, что я готов заплатить за эту транзакцию, - это $10», но почти всегда он заплатит меньше этой суммы, если попадет в блок.

Теперь, если вы размышляете как хороший криптоэкономист, вы, возможно, отметили для себя некоторые негативные стороны этой схемы.

Скажем, мемпул выглядит как <$100, $20, $10>. Вместо того, чтобы включать все транзакции в блок как [$10, $10, $10] для получения $30 дохода, жадный майнер мог бы просто проигнорировать остальные менее дорогие транзакции и просто остановиться на [$100]. Помните, что в системе PoW мы не обязаны верить в честность аукциониста. А без веры в честность гарантии, стоящие за аукционами второй цены, ломаются.

Это подводит нас к функциональному рынку сборов криптовалют. В своей статье авторы пытаются адаптировать многоэлементный аукцион второй цены к настройкам блокчейна, не требующего разрешений.

Они дополнили аукцион второй цены парой шагов. Во-первых, они вводят требование, чтобы каждый блок был полностью заполнен транзакциями. Это предотвращает выполнение майнером блочного трюка с одной транзакцией в $100, который мы продемонстрировали ранее. Но поскольку майнер просто платит себе, он всегда может обмануть, создавая свои собственные синтетические транзакции с высокой комиссией, заполняя [$100, $20, $10] блок так: [$100, *$99, *$99](где *транзакции являются самоплатежами).

Чтобы предотвратить подобные выходки, авторы добавляют второй шаг: вместо того, чтобы майнер получал транзакционные сборы в своем собственном блоке, вместо этого он получает средние транзакционные сборы за последние несколько блоков B (скажем, 10). Таким образом, он получит только 1/10 транзакций в своем блоке. Если майнеры создают синтетические самоплатежи, они фактически платят 90% от этих транзакционных сборов следующим 10 майнерам. Когда блоки работают на полную мощность и в системе много пользователей, это мотивирует майнеров избегать любых махинаций.

Помимо снижения размера сборов, эта схема также имеет приятный побочный эффект сглаживания волатильности транзакционных сборов. Это устраняет многие «снайперские» атаки на сборы и повышает стабильность биткоина после уменьшения размера вознаграждения за блок. В своей статье авторы приводят оценку, что их схема сэкономила бы ~$270M в транзакционных сборах во время роста комиссионных в сети Биткоин в 2017 году.

0_kvaAKsMtOWWXjWbc.png

Их схема теоретически заманчива. Но она сильно отличается от нынешней архитектуры рынков сборов для блокчейнов. Принятие такой системы потребует проведения хардфорка и сломает почти все кошельки и обмены. Это также будет совершенно новая парадигма оплаты сборов для пользователей, и, несомненно, на практике возникнут непредвиденные проблемы. Тем не менее, вполне вероятно, что в долгосрочной перспективе многоэлементные аукционы второй цены позволят упростить систему выплаты сборы, снизить волатильность для майнеров и в целом увеличить социальный профицит.

Заключение

На рынках сборов есть много других важных концепций, которые я здесь не привел, включая такие механизмы как replace-by-fee, child pays for parent, frontrunning battles и т.д.

Наконец, я должен признаться в сделанном мною предположении: не все хотят снизить транзакционные сборы.

В Биткоин-сообществе есть большой интерес к максимизации транзакционных сборов, выплачиваемых майнерам, чтобы Биткоин мог безопасно перейти к нулевой инфляции. Ведь чем больше излишков получают майнеры, тем более защищенной становится сеть. С другой стороны, среди смарт-контрактных платформ более ценится то, чтобы минимизация сборов имела решающее значение для массового принятия. Эти две цели прямо противоречат друг другу и, вероятно, приведут к различным подходам.

Сегодня UX по оплате сборов в блокчейне довольно плохой. Но он улучшится только благодаря схеме рынка, большему количеству примитивов уровня 2 и делегированию платы через мета-транзакции и ретрансляторы. Dapper Labs – одна из немногих компаний, которые действительно меняют ситуацию. Поскольку на рынок выходят новые платформы, такие как DFINITY, Spacemesh и AVA, я ожидаю, что мы увидим дальнейшую итерацию в части UX, касающегося оплаты блокчейн-сборов. На данный момент, когда дело доходит до схемы рынка, блокчейны все еще находятся в зачаточном состоянии.

(Спасибо Tarun Chitra, Ivan Bogatyy, и Rachel Diane Basse за корректуру этой статьи)

Категория: 
Криптовалюты
1
Ваша оценка: Нет Средняя: 1 (1 оценка)
2257 / 0
Аватар пользователя Serg Demin
Публикацию добавил: Serg Demin
Дата публикации: пт, 12/06/2019 - 10:22

Что еще почитать:

Добавить комментарий