Вы здесь

Почему голосование по разблокировке Parity вызвало так много споров?

Недавно компания Parity призвала Ethereum-сообщество к голосованию по их предложению EIP-999, которое позволит разблокировать большой объем замороженных токенов и вернуть их пользователям. Однако это предложение вызвало много шума, в том числе в СМИ, из-за чего Виталик Бутерин даже отказался посетить конференцию Consensus 2018, проходившую 14-16 мая в Нью-Йорке (ведь одним из главных вопросов, затрагиваемых на мероприятии, должен был стать EIP-999).

Почему голосование по разблокировке Parity вызвало так много споров?

Все началось в июле 2017 года, когда Parity была взломана и хакеры украли порядка 150 000 ETH с кошельков компании. Parity обнаружили уязвимость в коде и исправили ее, однако изменение смарт-контракта привело к образованию других уязвимостей. В ноябре 2017 года один из пользователей случайно затронул эту уязвимость, и на кошельках Parity оказалось заморожено более 500 000 эфира.

Суть предложения по улучшению

Чтобы исправить ситуацию, Parity предложили принять определенные меры и внести изменение в блокчейн под кодовым названием EIP-999. Подробности своего предложения они опубликовали в GitHub:

«Это изменения необходимы, потому что средства заморожены на кошельках, и стандартный протокол эфира не даст возможности освободить криптовалюту. EIP-999 — единственный способ вернуть пользователям их деньги».

Голосование о том, стоит ли принимать предложение Parity, стартовало 17 апреля и продлилось до 2 апреля. Делегаты были близки к принятию предложения, однако в результате голоса распределились следующим образом: 39,4% — «за», 5,6% воздержались, а 55% проголосовали против.

Чтобы лучше понимать ситуацию, стоит учесть ряд факторов.

В первую очередь, 513774 эфира (которые на данный момент стоят около 360 миллионов долларов США) не были потеряны или украдены, они по-прежнему находятся там, куда были целенаправленно помещены — в хранилищах Parity. Проблема только в том, что эти средства недоступны из-за вышеупомянутой уязвимости.

Также стоит учитывать, что EIP-999 — это не предложение хардфорка блокчейна Ethereum. Предложение заключалось в модификации отдельных частей протокола и изменений в первоначальном коде умного контракта, что дало бы возможность владельцам этих проблемных аккаунтов открыть доступ к заблокированным средствам.

Разговоры о хардфорке начались из-за того, что два крупнейших игрока в экосистеме эфира, а именно Geth, разработчик инструментария для написания кода в блокчейне Ethereum, а также Parity Technologies, создатель популярнейшего клиента для использования этого блокчейна, имели разные мнения о последствиях принятия EIP-999.

Однако глобального конфликта не произошло: представитель Geth Петер Зилаги предметно изложил свое видение ситуации в Twitter, а основатели Parity Ютта Стрейнер и Гэвин Вуд заявили, что не будут провоцировать раскол сообщества, хоть и не согласны с результатами голосования по их предложению.

Хотя предложение так и не было принято, дискуссии на эту тему продолжаются до сих пор.

Неоднозначность процедуры голосования

Сам принцип голосования по предложению стал предметом продолжительных споров и подвергся тщательному анализу. Выбранный механизм предполагал привязку одного голоса не к одному пользователю, а к одному токену ETH.

Таким образом, преимущество получили те пользователи и компании, которые контролировали больший объем монет. При обычных голосованиях в криптовалютных сообществах такая схема оптимальна, так как чем большим капиталом владеет пользователь, тем разумнее он подходит к выбору, заботясь о своем благосостоянии, а значит, и о глобальном развитии экосистемы.

Сейчас же, так как средства, замороженные в библиотеке Parity, формально не являются утраченными, их владельцы также могли принимать участие в голосовании. Как выяснилось, большая часть этих средств принадлежит блокчейн-стартапу Polkadot, владельцем которого является Вуд, по совместительству — основатель Parity, косвенно виновной в появлении ошибки в блокчейне и блокировке 513774 ETH.

Так что Polkadot мог применить свой огромный финансовый рычаг, хоть и состоящий из замороженных средств (а это примерно 300 тысяч ETH), для лоббирования принятие предложения, выдвинутого самим же Вудом, хоть и через Parity. Это вызвало недовольство многих криптоэнтузиастов и инвесторов, подтолкнув их к голосованию против, особенно учитывая что EIP-999 не приносил никакой выгоды остальным пользователям, только владельцам замороженных средств.

Кто-то в Reddit написал:

«Гэвин Вуд владеет и Polkadot, и Parity, а значит, имеет личный интерес в разблокировке эти средств. Похоже, именно поэтому многие думают, что высвобождение средств с кошельков Parity выгодно лишь самой Parity».

При этом некоторые пользователи Ethereum могли решить, что для них лучше оставить средства замороженными, потому что тогда их собственные монеты будут иметь большую ценность.

Некоторые пользователи не стали выказывать прямой негатив по отношению к EIP-999, и воздержались от голосования, но по факту это сыграло на руку противникам предложения. Те, в свою очередь, утверждают, что такой ход опровергнет неизменность блокчейн-транзакций и поставит под угрозу репутацию проекта.

«В этом все и дело. Многоуровневая библиотека Parity в точности выполнила заложенные в нее функции и самоуничтожилась, когда получила соответствующую команду. Любое вмешательство идет вразрез с правилами и условиями изначального смарт-контракта.

Это как раз то, что Ethereum и блокчейн не должны допускать. А если протокол блокчейна не способен защитить смарт-контракты от взломов, то мы могли бы просто воспользоваться услугами VPS от Amazon и сэкономить много времени и денег».

Если бы разработчикам позволили вносить изменения в код блокчейна при любой (по их мнению) необходимости, это убило бы всю децентрализацию, а некоторые участники могли бы использовать такую возможность для мошенничества — например, отмены исходящих транзакций.

Почему бы и нет?

Однажды такое уже произошло, после взлома DAO. Внесение изменений в итоге привело к хардфорку и отделению криптовалюты Ethereum Classic, к которой примкнули те, кто считал, что блокчейн должен оставаться неизменным в любой ситуации.

Интересно, почему в случае со взломом DAO сообщество пришло к положительному решению, а сейчас проголосовало против? Хотя мотивацию отдельных пользователей понять нереально, вполне возможно, что многие участники видят выгоду в разблокировке только для Polkadot и Гэвина Вуда, а не для них самих.

«Это быстрое и простое решение проблемы. И я не уверен, что результат голосования был бы таким же, если бы на кону стояли средства другой компании экосистемы».

Еще одна позиция базируется на безопасности для всей экосистемы:

«Давайте упростим проблему: существует ли опасность для всей экосистемы и угроза для будущего Ethereum? В случае с DAO угроза была, поэтому блокчейн требовал изменения и повышения защиты. С Parity такой опасности нет — ни блокчейн, ни экосистема в целом не подвержены риску».

В конце концов, если бы предложения было принято, оно стало бы прецедентом для постоянных запросов от пользователей, потерявших деньги из-за их же ошибок.

На одном их Ethereum-форумов разработчик написал:

«Принятие этого предложения станет началом бесконечной череды подобных запросов. Это будет отвлекать команду от совершенствования системы и развития. Постоянно отвлекаясь на исправление чужих ошибок, мы перестанем двигаться вперед и представлять интерес как блокчейн-проект».

Также это может привести к тому, что разработчики децентрализованных предложений расслабятся и перестанут тщательно проверять и контролировать свой код, ведь в случае возникновения ошибки все всегда можно будет отыграть назад.

Каким бы ни было ваше личное мнение об этой ситуации, EIP-999 как прецедент важен для экосистемы эфира и всего криптосообщества в целом.

Категория: 
Общество
5
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 оценка)
404 / 0
Аватар пользователя Леонид Иванов
Публикацию добавил: Леонид Иванов
Дата публикации: ср, 06/27/2018 - 17:15

Что еще почитать:

Добавить комментарий