Вы здесь

По разные стороны государства: Цукерберг даёт показания в Конгрессе, Дуров воюет с ФСБ

Пути «Фейсбука» и «Вконтакте» разошлись так основательно, что никто давно не попрекает VK его происхождением. Разошёлся «Вконтакте» по разным дорогам и с Павлом Дуровым. А с успехом мессенджера «Телеграм» прекратились сравнения Дурова с Марком Цукербергом. Остались только два гениальных миллениала, превратившие свои идеи в миллиардные бизнесы. У каждого из них свой путь, но от общих вызовов им никуда не деться.

По разные стороны государства: Цукерберг даёт показания в Конгрессе, Дуров воюет с ФСБ

Будучи лидерами своего поколения в сетевом пространстве, они не просто меняют её ландшафт — они формируют коридор возможностей для миллениалов в целом. Если возникшую проблему Facebook и Telegram решают одинаково — их выбор становится выбором 2 миллиардов их пользователей. Если же на очередной вызов меняющегося интернета они дают разные ответы — то возникает пространство выбора, и право окончательного решения остаётся за пользователями. Разумеется, не только Дуров с Цукербергом определяют эти коридоры возможностей, но они, помимо собственного влияния, ещё и репрезентативны для самого влиятельного поколения в интернете на сегодняшний день.

В этом смысле, для «Фейсбука» и «Телеграма» очень показательны последние два года. С самого возникновения всемирной паутины, она была территорией анонимности с островками безопасности. Однако в Сети уже годами копятся факторы, враждебные анонимности. В 2016 году они, возможно, впервые достигли критической массы превращения в угрозу, заметную в глобальном масштабе. А в 2018 произошло открытое столкновение.

Telegram столкнулся с этим кризисом в виде прецедентов нарастающего давления со стороны спецслужб различных государств — в первую очередь, конечно, ФСБ и его добровольных помощников в России. Facebook столкнулся с другими проявлениями вызова-2016, попав в центр скандала с вмешательством в президентские выборы в США, однако обе истории развивались с удивительным синхронизмом.

Вставки из событий хроники столкновения мессенджера с ФСБ по ходу соответствующих по датам этапов развития скандала вокруг «Фейсбука» в США в 2016–2018 должны дать более, чем наглядную картинку сходств и различий обоих сюжетов.

2016. Пролог

В 2016 году Америка была занята выборами президента. Именно занята: выборы президента США — это не событие, а процесс. Избирательная кампания, начиная с праймериз кандидатов от ведущих партий, заняла целый год. Это был изматывающий, скандальный марафон с неожиданным исходом — победой Дональда Трампа, — который американский политикум пытается переварить до сих пор. И по ходу этого процесса постоянно вскрываются одна скандальная тайна за другой.

Разговоры о том, что восход fake news и, вместе с ним — политической звезды Дональда Трампа, произошёл именно в «Фейсбуке», начались сразу после его победы. Более образованные американцы указывали на катастрофические последствия замены профессиональных СМИ френдлентой в качестве источника новостей.

Meanwhile in Soviet Russia…

В России в 2016 году (как и предыдущие 15 лет до этого) никаких выборов не было. Зато в том году России был принят «закон Яровой», ставший завязкой Telegram-драмы.

ФСБ, пролоббировав принятие оруэлловского пакета законов Яровой-Озерова, получила право требовать от любых работающих на территории России сервисов «золотые ключики» к любым потайным дверкам — то есть дешифровку любых, на усмотрение наследников Охранного отделения и ОГПУ, проходящих через них коммуникаций. Регламент передачи ключей шифрования был сразу же опубликован ФСБ в приказе № 432.

Сентябрь-октябрь 2017. Завязка

Доставалось и самому «Фейсбуку»: представителям соцсети приходилось оправдываться за неразборчивость в том, чьи деньги они берут за оплату политической рекламы, ещё в 2017 году. В сентябре 2017 года New York Times опубликовала статью о 100 000$, потраченных российскими боевыми троллями на политическую рекламу. В октябре вице-президенту «Фейсбука» пришлось за это оправдываться в Сенате США, попав под издевательскую раздачу сенатора Ала Франкена: «Как вы, постоянно обрабатывая миллиарды единиц данных, ничего не заподозрили, когда политическая реклама [для США] оплачивалась рублями? Вы можете гарантировать, что не примете в следующий раз в оплату северокорейские воны?»

Пытавшийся объяснить, что реклама из любой точки планеты может быть куплена за доллары, представитель соцсети абсолютно потерялся на фоне напора Франкена, чью психологическую победу, вопреки бессмысленности его аргументации, отметили медиа.

Meanwhile in Soviet Russia…

«Телеграму» пришлось выяснять отношения уже с ФСБ:

В сентябре ФСБ обращалась к «Телеграму» за теми самыми «золотыми ключиками» шифрования. Подчиняться их запросам «Телеграм» не стал, за что уже в октябре был оштрафован на 800 000 рос. руб. по закону Яровой.

Март 2018. Развитие действия

Но окончательно перевесили доводы совсем не в пользу «Фейсбука» в марте 2018 года, когда американское издание The New York Times и британская The Guardian (между прочим, оба издания в 2013 году были в числе первых, кто опубликовал разоблачительные материалы Эдварда Сноудена), опубликовали расследование о том, как в 2016 году британская политтехнологическая компания Cambridge Analytica через Facebook получила доступ к персональным данным 50 млн американцев и использовала для более эффективной агитации за Дональда Трампа на президентских выборах в США.

Как и в случае со Сноуденом, за разоблачение нового грандиозного вторжения в частную жизнь публика вновь обязана «свистуну»-whistleblower, бывшему участником этого непотребства. Кристофер Уайли, бывший сотрудник Cambridge Analytica, рассказал, что под крышей исследовательской организации скрывалась политтехнологическая контора, которая разработала психологический тест, который пользователям Facebook предлагалось пройти за деньги якобы в научных целях. При этом у пользователей запрашивался доступ к информации их профиля и списку друзей. Так, через 270 тысяч пользователей, прошедших тест, «Аналитике» стала известна информация о 50 миллионах их друзей, включая их убеждения, особенности характера, предпочтения, интересы и многое другое. На основе этих данных стало возможно нацелить на них максимально таргетированную политическую рекламу в том же Facebook, точно бьющую прямо во «внутренних демонов» избирателей.

История вызвала грандиозный скандал. Голосующая за Демократическую партию либеральная половина расколотого американского общества, уже второй год к тому моменту переживавшая рессентимент по итогам ноября 2016 год, получила не только очередную улику в разгадке, словами проигравшей Хиллари Клинтон, What happened — но и «Кто виноват» заодно. Ответа требовали теперь с Марка Цукерберга. Какое-то время, Цукерберг, следуя рекомендациям своих юристов, отмалчивался, что только усиливало общественное негодование.

Meanwhile in Soviet Russia…

Дуров проигрывает суд против приказа 432:

20 марта 2018 года, Верховный суд по иску «Телеграма» отказал, оставив в силе законность самого приказа и требований ФСБ. В тот же день, 20 марта, Роскомнадзор потребовал от «Телеграма» передать ключи шифрования в течение 15 дней, пригрозив блокировкой на территории России в случае невыполнения данных требований.

Апрель 2018. Кульминация

Чтобы не усугублять ситуацию дальше, Цукерберг, не скрывая, что это тоже решение его пиар и юридической команды, прокомментировал ситуацию и отправился в покаянное турне, главным номером программы которого стали его выступления на слушаниях Конгресса и, затем, Сената США.

10 и 11 апреля 2018 г., примерно по пять часов в день Марк Цукерберг давал показания на открытых слушаниях в Конгрессе США. 10 апреля Цукерберга допрашивали члены юридического комитета и комитета по торговле Сената США. Их интересовали политические взглядах модераторов Facebook, борьба с троллями и предполагаемое российское вмешательство в выборы президента США.

11 апреля вопросы задавали члены комитета по энергетике и торговле Палаты представителей Конгресса США. Это было очень парадоксальное зрелище. Американские конгрессмены и сенаторы, не имевшие, по большей части, представления, о том, как работают соцсети, сбор данных, интернет-реклама, два дня гневно и строго отчитывали Марка Цукерберга, воплощая гнев своего избирателя и порождая новые перлы, включая ставшее мемом восклицание республиканского сенатора от Луизианы Джона Кеннеди: «Ваше пользовательское соглашение — отстой!».

В ответ, Цукерберг объяснял, как на самом деле устроена «матчасть» в ответ на фактические ляпы сенаторов и конгрессменов, рассказав об утечке даже его собственных данных; и высказался в поддержку внешнего регулирования социальных сетей и постоянно заверял в намерениях «Фейсбука» в дальнейшем тщательно проверять все приложения и программы, которые потенциально могут быть задействованы в нелегальном сборе частных данных — в ответ на их эмоциональные упрёки.

Медиа вновь были на стороне возмущённых политиков, красочно описывая, как был «поджарен» (got grilled) Цукерберг. Впрочем, «сторона обвинения» сама же разрушила остатки иллюзии капиталиста, призываемого к ответу возмущёнными гражданами.

Завершил разоблачением сеанс магии всё тот же Джон Коннеди, не сумев вытянуть ноту обвинительного пафоса до конца, когда после череды издевательских реплик о качестве юридических документов Facebook, намекнул на грозную силу власти Сената: «Я не хотел бы регулировать «Фейсбук», но, видит бог, я готов за это проголосовать» — и тут же «выстрелил себе в ногу», как говорят американцы в таких случаях, развив свою мысль до конца: «Вы можете вернуться домой, потратить $10 миллионов на лоббистов, чтобы нам помешать» — и закончив, по сути, уговорами: «Или же вы можете вернуться домой и помочь нам решить эту проблему».

И этот смазанный итог не остался незамеченным, конечно. «Цукерберг легко отделался», — написала The Gurdian, но её взгляд со стороны разделили и многие американские СМИ.

Meanwhile in Soviet Russia…

13 апреля, Таганский суд Москвы вынес решение о блокировке Telegram на территории РФ. «Мы считаем решение о блокировке антиконституционным и продолжим отстаивать право на тайну переписки россиян», — ответил 16 апреля Дуров на, фактически, объявление войны Роскомнадзором.

Лето 2018. Развязка

Имея все возможности игнорировать возмущение американского Конгресса, и не беспокоясь, что их пользовательская база куда-то денется от них в ближайшее время и всего американского общества, «Фейсбук» не будет, да и не собирался менять свою коммерческую модель, основанную на максимизации объёма собираемых данных о своих пользователях — да и, по сути, всех остальных пользователей интернета тоже.

Но Цукерберг пообещал позаботиться, что больше на этом никто, кроме него, не заработает — по крайней мере, политических очков. Зато в ноябре 2018 года Америку ждут выборы губернаторов и конгрессменов, и к этому событию Цукерберг решает встать на сторону государства против троллей.

Против партизанских атак троллей, Цукерберг выставил настоящие регулярную сетевую армию: следить за порядком на «Фейсбуке» уже нанято 15000 сотрудников, а к концу года их будет уже 20 000.

Больше четырёхсот приложений, заподозренных в продолжении бесславных начинаний «Кембридж Аналитики» уже заблокированы, более 1000 — на рассмотрении. А количество снесённых за последние полгода фейковых аккаунтов к этому моменту уже достигло невероятных 1,3 миллиарда.

Meanwhile in Soviet Russia…

Реакция Дурова на объявление мессенджеру войны стала прямым продолжением его личной войны с государством, идущей с 2011 года.

Бесславная кампания Роскомнадзора по блокировке «Телеграма» бурно обсуждалась в самом «Телеграме», а ссылки на статьи про очередные нелепости, сотворённые цензорами, чуть не забанившими пол-интернета, публиковались каждым вторым Telegram-каналом.

Дуров прокомментировал их усилия в своей типичной манере, используя язык властей, чтобы подсвечивать их же глупость: «Национальная безопасность России снизится, так как часть личных данных россиян перейдет из нейтральной к РФ площадки в контролируемые из США WhatsApp/Facebook».

По итогам первых же суток объявленной блокировки, Павел Дуров объявил, что будет поддерживать администраторов VPN и прокси-серверов грантами в Биткоинах.

А Дурова и Telegram, тем временем, поддержал Эдвард Сноуден, подчёркивая анархистский нарратив.

В прошлом я критиковал модель безопасности Telegram, но реакция Дурова - отказ и сопротивление - на авторитарное требование российского правительства предоставить доступ к частным сообщениям, - единственный приемлемый ответ, и это показывает, кто настоящий лидер".


Осень 2018. Эпилог

Крестовый поход Facebook поддерживают и другие соцсети. Скажем, Twitter массово начал чистить орды кремлёвских троллей, которые, без сомнения, его оккупировали — но буквально по касательной от реальных пользователей, включая автора этой статьи — после того, как я отправил пару «реплаев» доктору Нилу ДеГрассу Тайсону, американскому учёному и популяризатору науки, а вовсе не политику (и не боксёру, если что), мне от «Твиттера» прилетело требование под угрозой блокировки добавить в профиль телефонный номер. И я абсолютно не против, на самом деле. Я с пониманием отнёсся бы даже, учитывая все сложившиеся обстоятельства, если бы мне пришлось на самом деле бороться за разблокировку своего аккаунта — а так, по сути, ничего страшного и не произошло.

Несмотря на то, что в США ещё впереди множество политических баталий, а в России так и не разблокировали «Телеграм», эта сюжетная арка для Facebook и Telegram ощущается вполне законченной.

В 2016–2018 году и Цукерберг, и Дуров столкнулись с одним и тем же вызовом: их государства потребовали патриотического выбора вопреки традиционному нейтралитету сетевых платформ. Конгресс США потребовал вмешательства для борьбы с русской угрозой. Федеральное Собрание РФ потребовало вмешательства для борьбы с терроризмом. Цукерберг выбрал путь патриота, Дуров выбрал путь анархиста. Что самое забавное — каждый в своих обстоятельствах сделал, похоже, правильный выбор.

Но, хоть я и на стороне санитарно-политической кампании американских соцсетей и других платформ, с пониманием принимая даже лёгкое ощущение неуюта быть русским в глобальном интернете в эти дни — несравнимого, конечно, с неуютом американских японцев после Перл-Харбора — я не могу не видеть, что с увеличением дистанции, их священная война выглядит всё опаснее и опаснее.

Ведь, по сути, признавая огромную мощь своего потенциала контроля над пользователями, Facebook и Co решили, по крайней мере, использовать его во благо. И если вам их благие намерения кажутся пугающими — то это не паранойя, а самый что ни на есть здравый смысл.

Поэтому здесь так и важна дуровская параллель, демонстрирующая, что политика благих намерений не является такой уж безальтернативной. Благодаря Павлу Дурову, от выбора простым «ну что ж поделать, у нас не было выбора» не отмахнёшься — его эпопея с «Телеграмом» и есть урок другого выбора.

P.S. «Продолжаем сопротивление». Кульминация политического триллера The People vs. Facebook в США произошла накануне вступления 25 мая в силу директивы Евросоюза о защите цифровой информации, GDPR, тоже масштабно повлиявшей на характер отношений онлайн-сервисов с пользователями.

Директива устанавливает правила работы с личными данными пользователей из ЕС, касаясь, таким образом, любого сервиса, у которого есть европейские юзеры. Это заставило Telegram официально прописать свою политику конфиденциальности. Согласно ей, мессенджер может передавать властям IP-адреса и номера телефонов пользователей, по суду подозреваемых в терроризме, каждые полгода выкладывая общую сводку обо всех таких случаях.

Впрочем, Павел Дуров уточнил, что, пока ФСБ требует доступа к перепискам пользователей, а Роскомнадзор продолжает войну с мессенджером на уничтожение, обращения российских спецслужб не будут рассматриваться:

продолжаем сопротивление.

*** *** ***

Первая часть:
«Cамый надёжный мессенджер: как проблемы Дурова с Mail.ru и ФСБ обеспечили «Телеграму» его уникальную репутацию»

Категория: 
Общество
5
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 оценка)
1797 / 0
Аватар пользователя Егор Коткин
Публикацию добавил: Егор Коткин
Дата публикации: чт, 08/30/2018 - 20:51

Что еще почитать:

Добавить комментарий