Вы здесь

Интервью с CTO BEAM Александром Романовым

Еще в прошлом году, весной 2018, началась работа над BEAM — масштабируемой конфиденциальной криптовалютой, основанной на протоколе MimbleWimble. Спустя меньше года, а именно 3 января 2019, состоялся официальный запуск основной сети этой криптовалюты.

Сегодня мы встретились с CTO BEAM Александром Романовым и поговорили с ним о его роли в команде BEAM, проектах и планах на будущее, вспомнили основные особенности используемого протокола и, конечно, в очередной раз подробнее разобрались в том, в чем же именно заключается фундаментальная разница между BEAM и Grin.

Интервью с CTO BEAM Александром Романовым

CRYPTOR: Расскажите немного о себе. Где учились? Чем занимаетесь? Как пришли к криптовалютам? Как попали в команду BEAM?

Александр Романов: Меня зовут Алекс Романов, я живу в Израиле и последние лет 15 с хвостиком занимаюсь разработкой программного обеспечения. Если кому интересны подробности моей карьеры, линк тут.

До начала моего сотрудничества с проектом BEAM о криптовалютах я знал только понаслышке. Не будучи особо азартным человеком, я всегда держался в стороне от спекуляций на ICO и всех остальных превратностей 2017 года. С технологической стороны я занимался самыми разнообразными проектами на широком спектре технологий: от C++ и Java до написания систем Machine Learning на Питоне.

В феврале 2018 года мне позвонил старый знакомый, Гай Корем, с которым лет десять до этого мы вместе работали над одним из проектов. Гай начал заниматься криптовалютами еще в 2011 году и на сегодняшний день является одним из ведущих экспертов в этой области в Израиле, и известной фигурой во всем мире. Гай рассказал мне про свою идею написать новую криптовалюту на базе протокола MimbleWimble. Идея показалась мне интересной и в марте 2018 мы вместе с еще тремя основателями начали работать над этим проектом.

CEO Александр Зайдельсон представляет Бим в Корее

CEO Александр Зайдельсон представляет Бим в Корее

C: Расскажите поподробнее о своей команде. Сколько человек с Вами работает?

АР: На данный момент в компании работает около 25 человек, из них 18 в RnD департаменте. При этом ни один из членов команды не был нанят через рекрутеров, все наши ребята были знакомы раньше и приводили своих друзей. С большинством из них я лично работал в прошлом. Таким образом команда получилась дружная и сплоченная, что и позволило нам проделать огромную работу за очень короткий срок.

Команда Beam на митапе в Минске

Команда Beam на митапе в Минске

С: Как вы привлекаете финансирование в проект?

АР: На момент основания компании, проект Грин (о нем подробнее позже) уже был в тестнете после почти полутора лет разработки. Для того чтобы догнать и в результате перегнать их, было необходимо быстро найти качественных специалистов, которые смогут интенсивно работать на полную ставку. Для этого нам было необходимо привлечь инвестиции, и мы рассматривали несколько моделей того, как это можно сделать.

Правильный стартап всегда начинается в гараже

Правильный стартап всегда начинается в гараже

После долгих обсуждений была выбрана модель Treasury. В этой модели 20% каждого намайненного блока в течение 5 лет отчисляется в специальную казну. Из этой казны BEAM продал часть будущих монет инвесторам, которые обеспечили финансирование проекта. Еще одна часть была распределена команде как компенсация. Кроме этого 20% казны были отведены на создание Beam Foundation — нон-профит организации, не связанной с компанией, которая возьмет на себя поддержку и управление протоколом после того, как компания прекратит свое существование. Сама компания BEAM контролирует только ту сумму, которая была инвестирована в нее, и не имеет своей части Treasury, то есть не владеет Бимами вообще.

Одно из основных преимуществ этой модели над многими другими, в частности ICO, заключается в том, что она поощряет долгосрочный вклад в проект. Все выплаты из казны, будь то инвесторам, членам команды или в Foundation, происходят помесячно и жестко закодированы в протокол блокчейна. Таким образом, все участники одинаково заинтересованы в долгосрочном процветании проекта.

C: Вопрос который невозможно не задать: в чем принципиальное различие между BEAM и Grin?

АР: На самом деле, кроме того факта, что оба проекта используют протокол MimbleWimble, между нами гораздо больше различий, чем сходств. Начнем с философии. Grin — это монета, предназначенная для оплаты (Means of Exchange), она имеет бесконечную и постоянную эмиссию: один Грин в секунду. BEAM стремится стать канонической монетой для хранения (Store of Value) и имеет ограниченную и постоянно уменьшающуюся эмиссию, более напоминающую Биткойн.

В то время как Грин являются классическим open source проектом, с разрозненной командой разработчиков, большинство из которых работают над проектом по вечерам и в свободное время, BEAM пошла по пути создания организованной компании с четкой структурой. Технологически Grin предпочли новый и модный Rust, в то время как BEAM выбрала старый и проверенный C++.

На мой взгляд, одним из основных отличий между проектами является его конечная цель. Оба проекта стремятся к максимальной конфиденциальности, но BEAM в дополнение прикладывает огромные усилия, чтобы сделать монету максимально практичной. Начиная с удобных графических кошельков, системы SBBS для создания транзакций, мобильных аппликаций и многого другого, BEAM стремится создать user experience высшего качества и сделать нашу валюту максимально доступной и удобной.

С: Вы общаетесь с разработчиками Grin? Как-то координируете свои действия?

АР: Мы не общаемся регулярно, но мы находимся в очень хороших отношениях с разработчиками Grin. Мы часто обсуждаем технические решения, которые могут иметь отношение к обоим проектам, и советуемся, когда возникают интересные вопросы.

C: Что вы думаете об анонимных криптовалютах первого поколения, таких как ZCash и Monero?

ZCash — это форк Биткойна, в котором конфиденциальность реализована с помощью Zero Knowledge Proofs, а именно zkSNARKS. С помощью сложной криптографии ZCash позволяет скрыть все детали транзакций таким образом, что для постороннего наблюдателя блокчейн неотличим от случайного шума. К сожалению, в связи со сложностью и ресурсоемкостью этого процесса, только маленькая часть транзакций в ZCash конфиденциальна, а остальные открыты как в Биткойне, что сильно ослабляет общую секретность системы. В добавок, технология zkSNARKS требует специальной церемонии (trusted setup) для создания базового секрета, на основе которого потом строятся доказательства. Если в этом процессе есть баг, он может привести к полному взлому системы, и именно такой баг и был найден, и только по счастливой случайности он не привел к серьезным проблемам.

Monero подошли к решению проблемы путем комбинации трех независимых механизмов. Ring Signatures  позволяет скрывать адреса отправителей, комбинируя настоящую подпись с набором фиктивных таким образом, чтобы было невозможно определить, кто именно создал транзакцию. На стороне получателя, адрес шифруется (shielded address) и само значение транзакции также скрывается с помощью схемы Confidential Transactions (о ней мы еще не раз поговорим в дальнейшем).

Одна общая проблема, которая присутствует у ZCash и Monero — это существенное увеличение размера блокчейна за счет добавления зашифрованной информации. Если сегодня блокчейн биткойна весит более 200 гигабайт, то при том же обьеме транзакций блокчейны ZCash и Monero будут в несколько раз больше. Это огромная проблема, ведь это тот объем информации, который надо скачать и проверить каждому новому узлу.

C: О MimbleWimble. В чем его главные особенности и каковы перспективы?

АР: Идея протокола MimbleWimble родилась в июне 2016 года, когда в интернете появился небольшой документ анонимного автора под псевдонимом Tom Elvis Jedusor. В нем автор описал идею протокола создания конфиденциальных транзакций, которая не только не увеличивает, а наоборот, позволяет значительно уменьшить размер блокчейна. Что еще более впечатляло, это то, что для достижения этого не была нужна сверхсложная математика или нагромождение механизмов. Идею MimbleWimble можно доступно объяснить практически любому.

Идея MimbleWimble состоит в том, что вместо того, чтобы формировать транзакцию в виде условия, как это делается в Биткойне с помощью специального языка, который называется Bitcoin Script, транзакции в MibmleWimble состоят из набора монеток, или так называемых UTXO (Unspent Transaction Outputs). Каждая из UTXO в свою очередь имеет вид формулы C = v * H + b *G, где v — это сумма монетки, а b — это секретный ключ (blinding factor), который одновременно скрывает сумму и позволяет доказать владение этой конкретной монетой. Помимо списка входных UTXO (inputs) и выходных (outputs), каждая транзакция содержит так называемое ядро (transaction kernel), которое подписывается обоими участниками транзакции и записывается в блокчейн. Поскольку транзакция создается напрямую кошельками ее участников, в блокчейн не записываются никакие личные данные или адреса, которые могут выдать дополнительную информацию о транзакции или раскрыть личности ее создателей.

Несмотря на простоту, MimbleWimble является очень мощным протоколом, который можно (и нужно) расширять как на уровне самого протокола (например, с помощью добавления информации в ядро транзакции (transaction kernel)), так и с помощью протоколов второго уровня (например, Lightning Network). Так уже сегодня блокчейн BEAM поддерживает возможность создания Confidential Assets и может быть расширен в полноценную конфиденциальную платформу для проведения Security Token Offerings (STO), совместимую, например, со стандартом ERC-1400, который на данный момент находится на стадии разработки.

C: Говоря о том, что и получатель и отправитель транзакции должны быть онлайн во время сделки: насколько это затрудняет использование BEAM в повседневных расчетах?

АР: Это не совсем так. Действительно, для создания транзакции требуются подписи отправителя и получателя, но благодаря системе Secure Bulletin Board System (SBBS), которая встроена в узел BEAM, они могу делать это в разное время и не должны быть онлайн одновременно. На данный момент время жизни SBBS сообщения — 12 часов, то есть если отправитель послал сообщение о начале транзакции, кошелек получателя имеет окно в 12 часов, чтобы получить его и отправить ответ.

На практике, поскольку блоки создаются примерно раз в минуту, большинство транзакций, особенно с биржами, которые держат постоянно активные кошельки, подтверждается очень быстро и такого рода проблем не возникает.

С: Сейчас в мире наблюдается нездоровая ситуация в плане регулирования. Правительства пытаются контролировать все финансовые аспекты жизни граждан. BEAM делает ставку на анонимность. Не аукнется ли это в будущем? Как вы оцениваете риски запрета своего приложения, например, в AppStore?

АР: С самого начала своего существования BEAM акцентировала особое внимание на аспектах регуляции. Одним из существенных моментов этого стала интеграция поддержки opt-in compliance. На практике это означает, что пользователи (по своему усмотрению и с согласия обоих участников транзакции) могут прилагать к ней дополнительную отчетность и документацию, которая не разглашает деталей транзакции в блокчейне и не нарушает конфиденциальность, но по согласию сторон может быть представлена регулирующим органам как доказательство законности сделки. Такие транзакции неотличимы от обычных конфиденциальных транзакций и не имеют никаких видимых отличий в блокчейне.

Важно подчеркнуть, что поддержка этой возможности ни коим образом не влияет на конфиденциальность транзакций и никак не компрометирует пользователей.

С: Некоторые проекты для привлечения пользователей предлагали даркнет-площадкам использовать свою анонимную монету в качестве основного средства платежа? Планируете ли вы развивать сотрудничество с даркнет-площадками?

АР: Однозначно нет.

С: BEAM, мягко скажем, представлен на очень ограниченном количестве бирж. С чем это связано? Есть технические трудности или, может быть, крупные площадки хотят денег за листинг?

АР: На сегодняшний день большинство хороших бирж не берут деньги за листинг, так что проблема не в этом, хотя BEAM принципиально не платит listing fees. Мы предпочитаем тратить деньги на разработку и улучшение продукта.

К сожалению, в связи с регуляторными и бизнес ограничениями, я не могу комментировать детали наших интеграций с биржами. Хочу только отметить, что нам всего три месяца, и со временем мы будем на всех ведущих биржах. Эти процессы занимают время.

С: С пулами тоже не все так хорошо, как многим бы хотелось. Нет ли в планах развития децентрализованного майнинга? Например, реализации модуля для p2pool? Может быть, планируете сделать модуль для MPOS, чтобы любой желающий мог сам поднять свой пул?

АР: Компания BEAM на данный момент не занимается пулами. Но мы с удовольствием поможем всем желающим их создать. Уже сейчас в Телеграме есть группа, которая интересуется возможностью создания пула для BEAM. Так что сообщение всем желающим — пишите мне в личку, и я вас добавлю.

С: К слову о майнинге. BEAM использует PoW. Не было ли мыслей сделать работу более полезной (как пример — поиск целых чисел в primecoin)? Как вы относитесь к сторонникам идеи о том, что любой вариант консенсуса PoW — это пример расточительного расхода природных ресурсов? Что вы думаете о PoS? О гибридных механизмах защиты сети?

АР: На момент разработки нашего проекта, PoW являлся единственным доказано надежным алгоритмом достижения консенсуса с известной и понятной экономической моделью. Мы постоянно изучаем и исследуем другие схемы и с удовольствием рассмотрим возможность перехода на одну из них в будущем.

С: Если смотреть на географию ваших пользователей, в каких странах BEAM наиболее популярен? Насколько активно русскоязычное сообщество?

АР: На данный момент BEAM довольно популярен в Европе и на востоке — в Японии, Корее и Китае. В Штатах на данный момент предпочтение отдается Grin.

Что касается русскоязычного сообщества, мы очень заинтересованы в его увеличении и сотрудничестве, особенно учитывая тот факт, что вся наша команда разработчиков говорит по-русски. У нас есть группа в Телеграме (https://t.me/Beam_RU), в которой обсуждаются самые разные темы, связанные с нашей валютой и технологией. Так что все, кому интересно, присоединяйтесь.

С: Ваш roadmap расписан на весь 2019 год. Если говорить о более длинном сроке (3–5 лет), какие задачи ставит перед собой команда BEAM, и как вы оцениваете перспективы криптовалют в целом?

АР: В нашем мире довольно трудно говорить о таких сроках. Наша долгосрочная цель — сделать BEAM практичной, надежной и повсеместно используемой конфиденциальной криптовалютой. Планов тоже много. STO платформа, federated sidechains, мосты между Beam и Ethereum, а также Confidential Stable Coins — это только маленькая часть идей, о которых мы думаем и которые обсуждаем.

C: И последний, традиционный вопрос. Если бы начали разработку с нуля, что бы вы поменяли?

АР: Я не знаю, как это сейчас прозвучит, но, честно и положа руку на сердце, — ничего. Я никогда не получал такого удовольствия, как от работы над этим проектом и с этой командой.

Категория: 
Persona Grata
Монета: 
5
Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 оценок)
4285 / 0
Аватар пользователя admin
Публикацию добавил: admin
Дата публикации: пн, 04/15/2019 - 10:16

Что еще почитать:

Комментарии:

Фото из гаража - огонь! Многие так начинали, но не многие готовы открыто в этом признаться )

пн, 04/15/2019 - 10:46

Добавить комментарий