Вы здесь

Регулирование криптовалют в 2018: текущая ситуация в мире

Если 2017 стал “годом ICO”, то 2018, однозначно, станет “годом законодательной расплаты”. Ситуация уже начала накаляться, так как правительства по всему миру заметили криптовалюты и теперь пытаются понять, как к ним относиться. Одни страны приветствуют крипту, другие пока не определились, а третьи настроены откровенно враждебно. В кратком обзоре мы расскажем о правовом положении криптовалют в 15 странах мира.

Регулирование криптовалют в 2018: текущая ситуация в мире

США

В США еще не сформировалось единого мнения властей о криптовалюте. Звучат только заявления о намерении правительства “скоро определиться” со своей политикой в отношении криптовалюты.

Комиссия SEC, контролирующая оборот ценных бумаг на бирже, выступила с предостережением о высокой рискованности вложений в криптовалюту, приостановила ряд ICO и потребовала усиления госрегулирования криптосферы.

CFTC, “заведующая” товарными фьючерсами, разрешила проведение сделок с криптовалютными деривативами. Кроме того, CFTC организовала публичные слушания по вопросу изменений правил обращения этих деривативов. Впрочем, одно из заседаний пришлось перенести из-за приостановки работы федерального правительства США.

Министр финансов Стив Мнучин является сторонником фиатных валют и противником крипты. Выступая в Экономическом клубе в Вашингтоне 12 января, Мнучин сообщил, что его ведомство (и ряд других) изучают возможность применения крипты для отмывания незаконных доходов. Кроме того, по его словам, Совет по надзору за финансовой стабильностью США (FSOC) сформировал рабочую группу по изучению крипторынка. Мнучин также хочет наладить работу с “большой двадцаткой” по предотвращению превращения биткоина в аналог “банковского счета в Швейцарии”.

На Всемирном экономическом форуме 25 января Мнучин вновь указал на то, что основной задачей Минфина в отношении криптовалют является “предотвращение их использования в противозаконных целях”.

Замемститель Мнучина по терроризму и финансовой разведке Сигал Манделькер поддержал своего начальника. Во время своего визита в Токио он приветствовал решения властей Китая, Гонконга и Южной Корее по борьбе с анонимной торговлей криптовалютами. По его словам, аналогичные правила нужно ввести по всему миру.

Также нужно отметить проблемы криптоинвесторов из-за пределов США, вызванные необходимостью соблюдать лицензионные требования каждого отдельного штата. Если власти США будут считать криптовалюты валютой, то решения федерального правительства будут иметь приоритет над решениями штатов. Если же криптовалюты будут считаться “ценными бумагами” (SEC пока не ответила на этот вопрос однозначно), то крипторынку (и, в особенности, ICO) придется иметь дело с законами каждого штата по отдельности (как это происходит сейчас).

Канада

Агентство по защите прав потребителей финансовых услуг Канады (FCAC) не считает криптовалюты “законным платежным средством” - под это определение попадает только канадский доллар. Однако канадские законы не так суровы, как кажутся на первый взгляд. На самом деле, в вопросах взаимодействия с криптой у этой северной страны, вероятно, самое прозрачное и понятное законодательство в мире (за исключением разве что Швейцарии).

После многих недель слушаний, на которых выступали такие эксперты, как Андреас Антонопулос, канадский парламент в 2014 году принял “Билль С-31” - первый на планете общегосударственный криптовалютный закон. CSA - контролер рынка ценных бумаг Канады - в прошлом году разослал письмо, в котором сообщил, что к криптовалютным сделкам применимы все канадские законы об обороте ценных бумаг.

Стивен Полоз, руководитель Центрального банка Канады, впрочем, не слишком благоволит крипте. С его точки зрения, тот же биткоин не является валютой, а стоимость крипты основана на спекуляции и элементе азартной игры.

Канада также присоединилась к “предостерегающей директиве” NASAA - ассоциации контролеров рынка акций в Северной Америке - в которой говорится о риске мошенничества.

Венесуэла

Эту латиноамериканскую страну нельзя назвать крупной фигурой ни в мировой экономике, ни в криптосфере. Однако политика этой страны в отношении криптовалют заслуживает серьезного внимания. Правительство Николаса Мадуро хочет обойти санкционный режим с помощью обеспеченной нефтью национальной криптовалют - “петро”.

Под властью Мадуро страну уже несколько лет раздирают протесты и столкновения оппозиции с правительством. 2017-й год Венесуэла начала с планов запрета криптовалют, притом что боливар (национальная валюта) из-за инфляции стал почти бесполезным. И даже в декабре 2017 года правительство намеревалось взять под контроль майнинг в стране - глава государственного управления по криптовалютам Карлос Варгос заявил о составлении национального реестра майнеров.

В условиях, когда фиатная валюта почти ничего не стоит, а санкции США усиливаются, введение “петро” может сделать Венесуэлу - несмотря на режим - одной из самых прогрессивных в отношении криптовалют стран (даже если единственной целью будет обеспечение продаж “петро”).

Япония

Законодательство Японии в отношении криптовалют не является либеральным. Сейчас она с трудом выигрывает борьбу за привлечение криптобизнеса, бегущего из Республики Корея и КНР, где правительства или “выдавливают” крипту, или постоянно меняют свою позицию. Японские власти однозначно лучше относятся к криптовалютам, чем соседи по региону.

Впрочем, недавние события могут охладить японский энтузиазм. Взлом площадки Coincheck, приведший к похищению более 530 миллионов долларов в токенах NEM, спровоцировал расследования со стороны японского контролера финансовых услуг (FSA).

КНР

Китайские власти последовательно “перекрывают кислород” крипторынку. Сперва в здесь запретили проведение ICO, затем из страны начали выдавливать майнеров, заморозили банковские счета, замеченные в активности на крипторынке, и запретили доступ ко всем интернет-ресурсам, посвященным криптовалютной торговле.

Китайское криптовалютное законодательство - наиболее строгое среди всех крупных экономик мира. При этом в 2017 году в Китае работало более половины майнеров мира, а объем торговли криптовалютами между рядовыми пользователями в Китае рос быстрее, чем в любой другой стране мира.

В то же время, суровость китайских криптовалютных законов вполне укладывается в активно ведущуюся правительством Си Цзиньпина политику противодействия коррупции и борьбы с оттоком капитала.

Южная Корея

Еще недавно Южная Корея гордилась своим высоким положением в криптомире, а на фоне китайских запретов прошлого года воспринималась как криптовалютная “страна-убежище”. Однако в начале этого года обнаружился раскол среди южнокорейского руководства по “криптовалютному вопросу”. Он сопровождался целым рядом заявлений, пояснений и публикаций ложной информации. Эта неопределенность и перспектива возможного запрета стала причиной “Красного вторника” - обвала крипторынка 16 января. Аналогичный обвал произошел и 30 января - когда корейские власти начали применять на практике принятый 23 января запрет анонимной торговли криптовалютами.

И, в качестве дополнительного внешнеполитического штриха к разворачивающейся драме раскола правительства, менее чем год назад отправившего в отставку президента, Департамент финансовых услуг (DFS) американского штата Нью-Йорк запросил у 6 южнокорейских банков, имеющих филиалы в Нью-Йорке, данные о счетах, связанных с криптовалютной торговой деятельностью.

Сингапур

Регулирование криптовалют в Сингапуре выглядит очень прогрессивным, особенно на фоне соседей по азиатско-тихоокеанскому региону. Сингапурский Центробанк (MAS) на пике “взлета” биткоина в конце прошлого года выпустил предупреждение о спекулятивных рисках на крипторынке. Сингапурский международный коммерческий суд тогда же провел заседание по спору о криптовалютной сделке, тем самым “узаконив” активы, бывшие предметом спора.

Сингапурский вице-премьер в январе этого года заявил, что законы его страны не различают транзакции фиатных и цифровых валют.

Руководитель отдела финтеха MAS 24 января сообщил, что битку не грозит скорая финансовая катастрофа, подобная истории с банком Lehman Brothers (банкротство этого банка стало “спусковым механизмом” острой фазы экономического кризиса 2008 года). Он добавил, что “регуляторы начинают воспринимать криптовалютный рынок всерьез”. Также по его словам, регуляторам нужно будет применить механизмы защиты потребителя к цифровым валютам вроде биткоина, чтобы рынок продолжил рост.

В то же время от MAS пока не было официальных заявлений по поводу взлома японской биржи Coincheck, в результате которого было похищено 530 миллионов долларов в криптовалюте. Целью атаки была сингапурская монета NEM.

Индия

Индия когда-то воспринималась как благодатная среда для криптовалют, однако в 2018 году правительство начало откровенно “душить” крипту. Объяснения запретов у индийских властей вполне привычные: опасность отмывания доходов, облегчение финансирования терроризма, налоговые махинации, обеспечение нелегальной деятельности и тому подобное. При этом в Индии до сих пор в основном используют наличные деньги.

Местные представители криптоиндустрии, впрочем, убеждены, что власти не потянут воплощение в жизнь запрета “в китайском варианте”.

Австралия

После финансового скандала вокруг главного банка страны, власти Австралии планируют использовать японский опыт в сфере крипторегулирования и противодействия отмыванию доходов. Эта позиция отличается от той, которую власти занимали в 2015 году - тогда правительство решило не вмешиваться в жизнь криптомира. Однако отсутствие четких “правил игры” оказало скорее негативное влияние: в конце 2017 года криптоброкеры были вынуждены приостановить прием австралийских долларов из-за “нежелания банков сотрудничать” с криптоиндустрией.

В декабре 2017 Австралийское налоговое управление выпустило рекомендацию, из которой можно понять направленность будущих правил работы с криптовалютой в стране:

“Транзакции в сети биткоина сходны с бартерными сделками, со сходными налоговыми последствиями. С нашей точки зрения, биткоин не является деньгами или иностранной валютой и поставка биткоина не является финансовой поставкой с точки зрения налога на товары и услуги, но является активом с точки зрения налога на прирост капитала”.

Некоторые австралийские политики выступают в поддержку криптовалют. Так, в августе прошлого года сенаторы от обеих основных партий (лейбористской и консервативной) призвали Резервный банк Австралии начать прием криптовалюты в качестве официальных платежных средств. Так что будущее крипты в “стране антиподов” пока неясно, но оно вполне может быть благоприятным.

Великобритания / Евросоюз

Хотя Брекзит и должен привести к выходу Соединенного Королевства из ЕС через год, их планы в отношении крипты остаются сходными. В декабре The Guardian и The Telegraph написали, что британское Казначейство и ЕС намерены положить конец анонимной криптоторговле, оправдываясь борьбой с отмыванием доходов и уклонением от уплаты налогов.

Евросоюз намерен потребовать от криптовалютных платформ проводить полноценную юридическую экспертизу всех клиентов, а также сообщать контролирующим органам обо всех подозрительных транзакциях. Аналогично, британское Казначейство заявило, что из-за “опасений, связанных с использованием криптовалют, будет стараться привести криптовалютные биржи и кошельки в соответствии с законодательством по отмыванию денег”. Казначейство, впрочем, признало, что “существует мало свидетельств использования криптовалют для отмывания денег, но риск этого растет”.

Несмотря на заявления еврокомиссара по экономике и финансовым делам Пьера Московиси, что ЕС не собирается регулировать биткоин, заявление комиссара противоречит другим сообщениям. Так, спустя всего два дня вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис заявил репортерам в Брюсселе:

“Существуют явные риски для инвесторов и потребителей, связанные с высокой волатильностью, включая риск полной потери инвестиций, операционные проблем, взлома, рыночных манипуляций и неисполнения обязательств”.

Призывы к ужесточению контроля за криптовалютами в Европе озвучивали и в январе. Так, министр экономики Франции Брюно Ле Мэр заявил о создании специальной рабочей группы цифровым валютам. Член правления немецкого Бундесбанка Иоахим Вюрмелинг также призвал к контролю криптовалют на общемировом уровне.

Домбровскис в конце января подтвердил свою позицию по криптовалютам, написав сразу трем надзорным органам Европы, предупреждая о “пузыре” биткоина. 25 января “в бой” вступила премьер Великобритании Тереза Мэй, повторившая утверждения заявления главы МВФ Кристин Лагард и президента США Дональда Трампа. В интервью Bloomberg на Всемирном экономическом форуме в Давосе премьер-министр заявила:

“Мы должны очень серьезно следить за ними (криптовалютами - ред.) из-за того, как они могут быть использованы, в особенности преступниками”.

Ожидается, что правила работы с криптой Евросоюз и Великобритания озвучат этой весной.

Швейцария

Уважение к правам личности в банковском деле, которым славится Швейцария, распространилось и на криптосферу. Швейцария не входит в ЕС и благосклонно воспринимает цифровые деньги.

Министр экономики страны уже заявил о своем желании сделать Швейцарию “криптонацией”. Госсекретарь минфина, в свою очередь, заверил Financial Times, что власти хотят процветания рынка ICO, но он должен будет соответствовать швейцарским финансовым стандартам.

Также в Швейцарии была создана группа, разрабатывающая правила проведения ICO с задачей “обеспечить правовую определенность, честность финансового центра и технологически-нейтральное регулирование”. Она будет отчитываться перед Федеральным советом Швейцарии в конце этого года.

Россия

Власти России, как и правительство Южной Кореи, еще не разобрались, что им делать с криптовалютой. В сентябре 2017 года Банк России не планировал считать крипту платежным инструментом или воспринимать ее как зарубежную валюту. То есть российские власти рассматривали прогрессивный принцип невмешательства государства в крипторынок.

Однако в том же сентябре замглавы минфина Алексей Моисеев заявил, что оплата чего-либо криптой “на данный момент незаконна”. После чего он добавил, что из-за существующего правового вакуума не может сказать, легальны ли криптовалюты в целом или нет.

До этих заявлений, министерство финансов РФ считало, что работать с криптовалютами должны иметь право только “квалифицированные инвесторы”. Президент Путин поддержал минфин, приведя обычный набор аргументов про отмывание нелегальных доходов, неуплату налогов, денежное обеспечение терроризма и обилие мошенников.

Минфин подтвердил свою жесткую позицию по крипте 28 декабря, предложив ввести налогообложение для майнеров. Признаков скорых правовых сложностей для криптовалют в России в новом году стало только больше, так как Путин 11 января вновь поддержал минфин, отметив, что в будущем может понадобиться законодательное регулирование криптовалютного рынка.

Через две недели был опубликован законопроект минфина “О цифровых финансовых активах”. Если он будет принят, то даст юридические определения токенам, утвердит правила ICO и майнинга.

Кандидат в президенты Борис Титов 26 января назвал предложенный законопроект слишком суровым. Исходя из заявления пресс-службы Титова, “Минфин предлагает значительно более строгое регулирование, чем Япония, Швейцария, Беларусь и Армения; то есть все страны, принявшие соответствующие законы. Лучше бездействовать, чем принять такой закон”.

Еще больше неопределенности вносит озвученное замминистра финансов Моисеевым опасение, что принятый в Беларуси в декабре “Декрет о развитии цифровой экономики” может привести к оттоку капитала из России в Беларусь, если РФ примет жесткие законы в отношении крипты.

Нигерия

Крупнейшая экономика Африки недавно пострадала от рецессии, которая вызвала острую нехватку фиатной валюты. Оборот биткоина в Нигерии за прошлый год вырос на 1500% - нигерийцы использовали крипту, чтобы обойти ограничения на доступ к американскому доллару, введенные для того, чтобы сдержать рецессию. И если в начале года нигерийский центробанк намеревался запретить криптовалюты, то к концу уже утверждал, что не может контролировать биткоин и блокчейн, так как он им не принадлежит.

Хотя в декабре МВФ сообщил, что Нигерия вышла из рецессии, скромные прогнозы по росту ВВП и опора на экспорт сырой нефти делают призывы главы нигерийского Центробанка Годвин Эмфиле к взятию крипты под контроль довольно сдержанными. Он ограничивается сравнением битка с азартными играми, но не призывает к запрету.

Гана

В Гане биткоин и, тем более, вся остальная крипта, не считается законным платежным средством. Несмотря на то что парламент Ганы рассматривает законопроект, разрешающий работу с криптовалютами (вероятнее всего, посредством компаний, получивших от правительства лицензию “издателя цифровых денег”), на сегодняшний день Гана, согласно Graphic Online, является “одной из шести стран, объявивших биткоин вне закона”.

Кроме того, Group Ndoum - крупнейший инвестиционный банк Ганы - рекомендовал Центробанку вложить 1 процент резервных средств в биткоин.

ЮАР

Позиция ЮАР по криптовалютам - одна из наиболее прогрессивных в мире. В 2014 Резервный Банк ЮАР опубликовал документ, разъясняющий его позицию по криптовалютам, который был весьма благожелателен к отрасли. В июле 2017 года правительство Южной Африки начало совместную работу с компанией Bankymoon - местным поставщиком услуг блокчейна - над “сбалансированным” подхода к регулированию крипты.

ЮАР уже сталкивалась с проблемами девальвации своей фиатной валюты, южноафриканского рэнда. В 2015 рэнд упал на 26 процентов из-за снижения курса китайского юаня всего на 2 процента. В 2017 ЮАР вновь столкнулась с девальвацией рэнда после того, как президент отправил в отставку главу минфина. В 2018 году власти ЮАР еще не говорили о криптовалютах, так что отразится ли южноафриканская опора на Китай в их позиции по криптовалютам, пока неизвестно.

Категория: 
Регулирование криптовалют
4
Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 оценка)
3571 / 0
Аватар пользователя Иван Петров
Публикацию добавил: Иван Петров
Дата публикации: ср, 02/14/2018 - 15:51

Что еще почитать:

Добавить комментарий